Жалеешь ли меня...

Жалеешь ли меня,
жалеешь ли себя,
иль плачешь,
не стыдясь подушки белой.

Ах, эта жизнь,
- гремучая змея.
А робкий знак
потухших глаз – несмелый.

Разломы кварца.
Жёлтый виноград.
Подковы крошат
слюдяные тропы.

Чу, высекает
с тучек серых град.
Кряхтит земля,
и медлят землекопы.

Принцесса выплывает
на парад.
Арабский шлейф
за Тюркской мантией вьётся.

Эй, стража,
отворяй-ка скулы врат.
Кто весел –
- в три погибели согнётся.

Лесные тропы.
Снежные небеса.
Глаз васильковых,
бабочек сияние.

Вмиг переедет
шлямба колеса.
Под вздох толпы
и свиты осмеяние.

Бегу, бегу
в сиреневы луга.
Валюсь в снега,
несчётных цветов кашку.

Мечта до воспарениев
высока.
Легко глазеть
на жаворонка-пташку.

Но ветер жмёт
белесую ковыль.
Зло намекая
на чернильные грозы.

Швыряя листья
в пепельную пыль.
И путая пурпурные-
-чёрные розы.

Мой милый друг!
От наших кратких встреч
- покусанные губы,
в сердце – рана.

И цвет безжизненный
слетает с плеч,
как сыпется под ветром
икебана.

24 февраля 1998 г.
г.С-Петербург