Женщины в пустой комнате

В один из будних дней я сидел в аудитории и пялился на какую-то девушку из группы. Многие из них были похожи, другие – замужем. Скоро я стал пялиться в окно. Было утро, светлое, яркое. Что-то снаружи плыло на ветру, или в солнечной ванне, как, например, парни, похожие на педиков и гордящиеся этим. Их солнечные очки отражали окружение безжалостно четко, - трезвость, достойная классической философии.
Это тоже надоело, и теперь я смотрю на свою ногу. Она кажется мне просто отличной – красивой и прекрасно сложенной, - возможно, со мной что-то не так. Скорее всего. То, что находилось поблизости от меня, большей частью на периферии обзора, меняло структуру, и это был уже не совсем тот, или совсем не тот кабинет, хоть все и стояло на своих местах.
Я подумал: эта мысль уже была, в рассказе, написанном мной пару недель назад. А, пусть, я просто слишком очарован этой идеей. Некоторые пишут про любовь много и долго, а я вот – про это.
С этими гнусными оправданиями в голове я вышел на улицу. Там все было почти так же, как я видел в окне, а ноги мои снова стали сами собой – приспособлением для ходьбы, довольно кривым.Кроссовки грязные, - странно, что я обратил на это внимание.
Солнце начинало раздражать.
- Эй, глаза протри! – кто-то толкнул меня в плечо, - здарова!
Это был Димыч, мой друг. Давно его не видел.
- Здарова! – говорю.
- Как жизнь?
- Все так же. Ничего из себя не представляет.
- Выпить хочешь?
- Не слишком, - сказал я. На самом деле, совсем не хотел. Я шел домой пообедать. Мой мозг был вскрыт тремя часами математической е**лы.
- Пойдем за компанию. Расскажу тебе кое-что веселенькое.
Я ему не поверил.
- Ну ладно, пошли, черт с тобой.
Я взял поллитра джин-тоника, он – полтора пива. Начали пить.
- Как у тебя дела с бабами? – спросил Димыч.
- А кто это? – спросил я, - я многого не понимаю в этом последнее время.
- Что значит «последнее время»? Последние 20 лет?
Я показал жест. Он продолжил:
- У этих сучек бывают бесподобные задницы. Иногда я даже могу к ним прикоснуться.
- Да ты что! И что тут примечательного?
- Ты не в теме. Надо еще выпить.
- Не обижайся, но ты… мягко говоря, дерьмово просветил меня по этой проблеме, - сказал я и глотнул еще.
- Вот смотри, - говорю я после того, как прикурил, - моя нога. Это правая. Мне кажется, она прекрасна. Она правильна, как сама природа.
- Это и есть природа. Только ты бы хоть бегать научился, что ли, с такими ногами.
- У меня только одна такая, - сказал я и показал снова на правую.
- А левая? – спросил Димыч.
- Она – другая. Понимаешь что-нибудь?
- Ни х**.
- Вот ты примерно так же объяснил.
- Пошли зайдем ко мне. У меня там еще портвейн остался. Расскажу все и покажу.
- Я не буду портвейн. Лучше кофе.
- Кофе так кофе.
Мы поднялись по лестнице, лифт не работал уже полгода. Димыч чуть не зашиб на лестнице бабульку, она сказала:
- Б**дь!! Молодежь!
Димыч ответил:
- Б**дь! Молодежь.
Он торопился подняться на свой пятый.
- Чего еще, бабуля? – крикнул он вниз.
- Да молчу я уже, не ори! – отозвалась снизу бабушка.
- Димыч, ты тупишь, - говорю я, - тут тихо.
- Ты где?!? - Димыч подошел к лифту, прислонил ухо к двери.
Я тоже подошел. Тишина. Димыч постучал по двери, начал звонить.
- У нас девушка в лифте застряла.
- Парень, это невозможно, лифт давно простаивает, - сказали в трубке.
- Да мать вашу!, я слышал, вот! – он прислонил трубу к лифту, потом снова заговорил, - слышите, она кричит. Она неделю сидит там!
Я не понимал. В лифте никого не было.
Лифтеры положили трубку. Димыч пнул стену, потом лифт.
- Чувак, она красивая? – спросил я.
- Да. Просто чудо!
- Ты ее знаешь?
- Нет.
- Так с чего ты взял, что она красивая?
Он задумался.
- Подожди до завтра, милая, я что-нибудь придумаю! Пойдем домой, - сказал он мне.
Дома Димыч налил мне кофе. Мы сели, стали смотреть телевизор. Я попросил вырубить и включить музыку. Посмотрел его диски и выбрал Guano Apes.
- Синди не любит их. Давай что-нибудь другое, - сказал Димыч.
- А что любит Синди?
- Я купил ей Кайни Веста.
- Ну ладно, давай. Хорошо хоть не 50 cent.
Он поставил диск.
- Слушай, а Кайни Вест у тебя тоже здесь, с нами?
- Пошел ты!
Полчаса мы молча пили кофе и слушали рэп. Потом Димыч отставил кружку в сторону и лег на живот. Он начал издавать стоны, потом сказал:
- Синди, попроси Кейт, чтобы Дэна помассажировала, что-то он заскучал.
- Что за шоу? – спросил я.
- Ложись на живот, впрочем, можешь и на спину. Тебе понравится.
- Сколько их здесь?
- Двое. Ночью забегают еще пара шлюх. Сейчас Синди. Это такая невысокая стройная блондинка. - На здоровье, Синди. Я не шучу.
- Ты сделал ей комплимент?
- Да. Так вот, дальше – Кэти. Она повыше, у нее хорошая большая грудь. Рыжая.
Вот так. Вроде парень и не пил много, и дряни никакой не употреблял… Свихнулся. Черт!
- Дим, я домой пойду.
- Погоди. Кэти не хочет, чтобы ты уходил.
Я закрыл за собой дверь, спустился по лесенкам.
- Кто-нибудь есть здесь? Help!
Вот этот help был четче - сначала я думал, что мне послышалось. Я подошел к лифту. Тихо. Нажал почему-то на кнопку. Лифт открылся. Вот так да-а. Конечно, там никого не было.
Я вышел из подъезда. Было жарковато. Ветер ласково потрепал меня по бритой голове. Дверь подъезда тихо затворилась. Я оглянулся на нее, выдохнул и быстро пошел домой.
Дома я вымылся, налил чаю и включил Психею. Надо было оттянуться, этот псих меня вывел из себя. После случая с лифтом было тревожно, но вскоре я расслабился. Поел, посидел в Инете, и наступил вечер.
Я включил Comedy Club, и тут в дверь позвонили. Это был Димыч, он принес литр вина. Этот литр меня и купил, - грешен, каюсь. Я впустил его.
- Зачем, - спрашиваю, - пришел?
- Кейт хотела тебя увидеть. И Синди с ней увязалась. Они подружки. Знакомься.
- Ясно, - сказал я и отхлебнул вина.
Мы сидели, ржали и пили.
- Да, Мартиросян хорош, - сказал Димыч.
- Это ты со мной говоришь?
- Со всеми, - он пролил вино на диван.
- Им нравится?
- Да, но Кэти уверена, что белое лучше.
- Ладно, в следующий раз куплю белое, хорошо, Кейт? Дим, она согласна?
- Ты что, глухой? Она сказала «ладно».
- Отлично. Чувак, тебе, наверно, пора домой.
- Ну, как знаешь, - сказал он, - пойдемте, милочки. Мы здесь больше не нужны.
- Не муди! Я спать хочу.
- Ладно, до скорого, - сказал Димыч и вышел.
- Пока, девочки!
Я закрыл дверь, оперся на нее. Вот ведь еб*ч день получился.
Так, допить стакан и спать. Я сел на диван.
- Ну, чем займемся? – спросила Кэти.
- Да хрен знает. Ты что хочешь?
- Сходи за вином. Лучше белое.
- Иди сама.
- Ну что ты говоришь, милый?
- Хорошо.
Рядом был круглосуточный киоск, я взял белого в паке, вернулся.
У моего подъезда какой-то парень ссал. Я ударил его ногой под колени сзади, он свалился, ударившись головой о стену, и начал мне что-то орать. Я зашел в подъезд, закрыл дверь на магнит. Парень все еще орал. Я вышел, ударил его по лицу, он снова упал. Его тянуло блевать, изо рта рекой текли слюни. Я вернулся домой.
Пока я шел из магазина, полпакета опустело.
- Ну ты даешь, - сказала Кэти.
- Допивай.
- Мне расхотелось. Мы с Синди напились кофе.
Я пошел на кухню. Там стояла кружка кофе, полная до краев. Я не успел выпить ее утром.
- Синди?
- Что?
Я обернулся. Она стояла в дверях кухни в нижнем белье. Синие кружева.
- Ничего. Хорошо выглядишь.
- Пойдем в зал.
- Иди. Я скоро подойду.
Я пошел в коридор. Свет нигде не горел. Взял трубку и набрал номер своего знакомого по институту, Витька, он практикует психологом. Витек ответил.
- Фрейд, твою мать, чего не спишь?
- Да вот, мудаки всякие звонят всю ночь.
- Спасибо. Послушай, мой друг свихнулся. Ну, е***лся. Поехал крышей. Заимел себе весь мозг.
- Да, я понимаю.
- Он разговаривает с какими-то женщинами, их двое. Блондинка и рыжая. … рыжая.
- Ну ладно. И что, проблема с рыжей?
- Почему?
- Ты так упор сделал на нее.
- Нет, проблема в том, что их нет, а он ложится на живот и прется, будто ему массаж делают.
- Ну, что тут сказать… Хорошо бы повидаться с твоим другом. Хотя вообще-то это уже психиатрия.
- Ты предлагаешь мне в полночь позвонить в психиатрическое отделение.
- Ну, они долго думать не будут, что с тобой делать. Так где твой друг?
- Фрейд, он сейчас скорее всего спит.
- Не называй меня Фрейдом! Хотя, сейчас в тему. С ними?
- Кто? – я, кажется, потею.
- Он. С ними спит?
- А… не знаю.
- Когда я могу с ним встретиться?
- Послушай, Зигмунд
- Я же просил!
- Ты просил не называть тебя Фрейдом.
- Как ты был мудаком, так мудаком и сдохнешь.
- Пускай. С чем это может быть связано?
- С тем, что ты родился мудаком. Ну ладно, ладно. Как у него с реальными женщинами?
- Вроде никак.
- Ну, тогда… Видимо, ты прав. Он заимел собственный мозг.
- Галлюцинации?
- Он принимает что-то?
- Алкоголь иногда. А так, ничего особенного. Как это лечить, Зигмунд?
- Я подумаю. Созвонимся завтра, примерно в семь вечера. Счастливо, спокойной ночи. И не злоупотребляй успокоительным.
- Ладно, Зигги, ты меня развеселил. До завтра.

Я вернулся в зал.
- Кэти, когда ты успела покрасить волосы?
- Вот, перед тем, как зайти к тебе. Всегда хотела быть брюнеткой.
- А Синди?
- Я тоже! – отозвалась Синди.
Я провел рукой по катиным волосам, потом по щеке.
- Так ты выглядишь старше.
- Да? Мне говорили, что я выгляжу максимум на 25.
- Кейт, тебе 20, - с улыбкой шепнул я.
- Орландо, бог с тобой! Мне уже давно не двадцать.
- Димыч сказал, что тебе двадцать.
- Нет.
- Почему ты меня так назвала?
- А ты бы хотел, чтобы я называла тебя по имени?
- Нет.
Я помню, Димыч говорил, что ей 20. Он любит молоденьких. Точно. А я не очень.
- Сколько же тебе?
- Орландо, это невежливо.
- Сколько?!!
- Двадцать восемь. Синди на год младше.
- Синди, ты чего молчишь? – спросил я.
- Ты же не любишь перекрестный огонь, - улыбнулась она.
- И то правда.
Синди вышла.
- Слушай, Кэти
- Я самая красивая женщина в мире?
- Да.
- Ты тоже ничего.
- Почему вы ушли от Димы?
- Надоело. Ты лучше. В разы.
- Правда?
- Да. Синди тоже так думает.
- Спасибо.
- Если хорошо попросишь, я разрешу тебе себя облизать.
- Ха! Кэти, мне кажется, ты должна быть благодарна, если я это сделаю.
- Ну уж нет, милый! Скажи волшебное слово. А, ну, если не хочешь, просто трахни меня.
- Кейт, подожди. Я думаю, тебе это должно понравиться.
- Что именно?
- Мой язык.
- А… Ну… начинай.
Я начал. Минут через двадцать я оторвался от нее. Она отдыхала, я был еще одет, вышел в коридор и позвонил.
- Что еще?! – крикнул Фрейд.
- Зигги, я не все сказал. Эти женщины теперь у меня. Рыжая сука стала черной, как мне нравится, постриглась покороче, и повзрослела на 8 лет за день, понимаешь, Зигги, они здесь, и я просил разрешения на куннилингус, и она была прекрасна! Слышишь?!
- Приходи ко мне завтра, Орландо.
- Что ты сказал?
- Я сказал: Дэн, приходи ко мне завтра. В час.
Я тяжело вздохнул.
- Нет, Витек, ты ко мне приходи. Сейчас.
- Что?!! – он рассмеялся.
- Сможешь пробраться в квартиру? Вскрыть замок?
- Какого дьявола?
- Кейт и Синди не хотят тебя видеть.
- Ну и пошел ты на х**! Приходи завтра в час, понял?
Я бросил трубку, разделся, вернулся к Кэти и нагнул ее, но ненадолго. Потом пошел на кухню, взял нож и нагнул ее снова. Сделал ей несколько легких порезов на спине. Ей нравилось. Я кончил в нее и лег на пол. Через минуту поднялся и пошел на балкон. Мой диван был забрызган спермой.
Я покурил, зашел в зал. Димыч стоял над Кэти и орал на нее. Она отвечала спокойно. Я пошел звонить.
- Да, б**дь, кто посреди ночи?!!
- Димыч! Ты дома?
- А куда ты звонишь, чувак?
- Спал?
- Сам-то как думаешь? Да ладно, плевать, мне не вставать завтра. Ты как, в порядке? Ты, кажется, перепил.
- Нет, все нормально. Спокойной ночи.
В зале Димыч и Кейт все еще выясняли отношения. Я смотрел. Димыч ударил Кэти по лицу, она упала и заплакала. Ее лицо изменилось. Это лицо ребенка, школьницы. Он бил ее ногами со всей силы, она вскрикивала и замолкала.
- Перестань! – крикнул я.
Димыч продолжал.
- Хватит!
Он наконец перестал. Кейт лежала без сознания.
- Дим… - начал я, - ну… так вышло. Я не знаю. Не удержался.
- Я понимаю, чувак. Не волнуйся, это ерунда.
Он ушел.
Вот так. Спасибо и до свиданья. Я лучше его. В разы.
Я взял мобильный и пошел в комнату. Синди там не было. Вернулся в зал. Кэти тоже исчезла.
Отправил другу sms: «Димыч, извини. Друг из меня никакой, это факт. Не спорь. Всего хорошего, удачи».
Через минуту телефон зазвонил.
- Чувак, ты че несешь?
- Дим, я все сказал. Я тебе не друг и никогда не был.
- Как это? Всегда был. Это из-за баб?
- Нет. Ты был для меня другом, а я нет. Это не из-за баб, это из-за меня. Давай, чувак. Be happy, healthy and wise. Прощай.
- Да пошел ты.
Он положил трубку.

И я положил.

Потом снова поднял и позвонил Вите.
- Я приду к тебе завтра, в час.
- Хорошо, жду.
- Здесь был мой друг. Бывший.
- Так же, как и женщины?
- Да. Он запинал Кейт ногами до потери сознания, а мне сказал, что все нормально, он не в обиде.
- Ну.
- Потом я позвонил ему домой, он был там, и… короче, я сказал, чтобы он шел своей дорогой и забыл меня.
- Зачем?
- Ну, понимаешь, я всегда считал его неудачником. Я был лучше его. В разы. Кэти мне сказала.
- Понятно. Наверно, ты сделал правильно, скотина. Если завтра не придешь ко мне, я тебя пристрелю.
- Я приду. До завтра.

Потом я позвонил отцу, он недавно предлагал мне работу.
- Бать, привет!
- И тебе доброе утро. Уже третий час.
- Бать, мне нужна работа.
- Я предлагал тебе подработать пока грузчиком, но ты сказал, что это говно собачье для неудачников, а не работа, помнишь?
- Помню. Там осталось еще место? Я теперь согласен.
- Подожди, сын, а разве это не говно собачье?
- Да нет. Нормальная работа, как все.
- Завтра в восемь утра приедет фура, приходи, я тебя представлю.
- Хорошо, я приду. До обеда мы ее разгрузим?
- Если постараетесь, разгрузите. У тебя дела?
- Да, есть одно. Это важно. Но я приду к восьми. Спасибо.
- Пожалуйста. Спи уже!
- Как раз собирался ложиться. Пока.
- Пока.
Я вышел на балкон. Закурил, посмотрел вниз. Шесть этажей. Расстояние приличное, более чем. Нелегкая, наверно, работа – подбирать мозги с асфальта. Не лучше, чем грузчик. Я подумал об этих людях, потом о Димыче. Кэти права – я никогда не был о нем высокого мнения. Просто надо было с кем-то развлекаться.
Я еще раз посмотрел вниз, бросил бычок, сплюнул и пошел спать.
Разделся, лег.
Кэти погладила меня по голове. Легла рядом.
- Я устал. Давай спать.
- Давай, - сказала она, прижалась ко мне и подогнула ножки. Она была в полном порядке.

Я проснулся. Светло. Будильник не был заведен. На часах 14.22. Посмотрел мобильный: отец звонил три раза, Фрейд – четыре.

Я сел на кровать, закурил и привалился к стене.
Я один в комнате.

А мне вот... Не

А мне вот... Не то,чтобы не понравилось,просто ожидала от Вас(может на ты? ) большего.Постоянна в своем непостоянстве...

!..
ICQ 177098

Рина, конечно,

Рина, конечно, давай на Ты, не в Думе ведь.
Что ж ты мне раньше не сказала, что нужно лучше писать? ))
А что именно включено в понятие "большего"?
Что лично мне не нравится в этом рассказе, так это, наверно, то, что он слишком прост. Ну, и временами подчеркнуто груб.

А что,я разве не

А что,я разве не говорила? Пиши,пожалуйста лучше))) хотя и так замечательно. "Большего"-это значит,чтоб без мата,я ж дефачка все-таки. И еще,чтоб рыжих не обижали там,в этом самом "большем."а то перекрасили и обкромсали-беспредел! Постоянна в своем непостоянстве...

!..
ICQ 177098

Рина, когда

Рина, когда научимся жить без мата, тогда и напишу без мата, т.е. никогда ))
А если серьезно, у меня почти все цензурно, я весь негатив сплавил сюда.
А насчет рыжих - так они ведь не настоящие были ((
Вообще, мне так везет сейчас, что именно этот рассказ - самый чудовищный из всех, что у меня есть (в смысле сюжета, а не качества), как раз все и читают.

Вот том то все и

Вот том то все и дело,что были они настоящие))) и развязки,или хотя бы просто продолжения хотелось бы) Постоянна в своем непостоянстве...

!..
ICQ 177098

Извини, какая

Извини, какая развязка, какое продолжение?

Не,ну если

Не,ну если возможно такое,то какая-нибудь. Или какое-нибудь. Я ж говорю-прочитала,не хватило мне. Постоянна в своем непостоянстве...

!..
ICQ 177098

"Они молчат"

"Они молчат" читала? Вот это может быть развязкой, хоть и писал я его раньше.

(((Женщины в пустой комнате)))

Концовка заперла больше всего... классно...

Спасибо! А мне

Спасибо! А мне самому больше нравятся телефонные беседы. Вообще, люблю диалоги. Самая жизнь рассказа.

(((Пожалуйста!)))

Я не всегда понимаю кто чего говорит... и чтение меняется тем, что я сижу и разгадываю... кто бы это мог сказать)))) особенно в таких глюках, как здесь у тебя... За глюки не обижаться, это наоборот комплимент))))

Конечно, не

Конечно, не обижаюсь на глюки, я же сам их сделал )
"Я не всегда понимаю кто чего говорит... " - да, тут я тебя понимаю. У меня есть такая проблема. Мне нравится, когда читают быстро. И сам так люблю. К примеру, Г. Маркес, "Осень патриарха", интересное само по себе произведение, но там сплошь монолог на несколько страниц, - он мог бы и повеселее это все представить, как мне кажется.
Диалог, если он длится долго, создает эмоциональный фон, и тут, по идее, кто что говорит должно интуитивно прослеживаться, а если нет, то гадать не стоит. Я мог бы написать, - сказал он, сказала она, - но каждая такая ссылка обрывает разговор. Буду думать над этим, спасибо за критику.

(((Глюки - это сила!)))

В том то и дело... я тоже не люблю таких ссылок... но иногда просто трудно прочувствовать... потому что реплика могла быть сказана и одним, и другим персонажем... А если их не двое... так вообще... ну, это уже зависит от мастерства автора, как мне кажется

Рассказ

Рассказ обалденный!!!
_______________________________
"Мне бы чуточку мозгов... Моя мама их так вкусно готовит..." (с)

Спасибо)

Спасибо) Балдею!)

я тебе напишу один коммент...на две вещи...

...обрыдло и надорвать...это две большие разницы...и ты это знаешь...попробуй убедить себя...что оно тебе больше не надо...и ты не хочешь...пытаешься...но....

__________________________________________________

...никто не стоит того...чтобы я изменила себе...

Что-то

Что-то неясное... Можно чуть больше слов, если не трудно?

...странно...что

...странно...что тебе непонятно?...и зачем тебе куча бессмысленных слов...ты вспомни о чем мы сегодня говрили раньше...и что тебе обрыдло и надоело...вспомнил?...вот в этом ключе и коммент...когда ты говоришь...не хочу я туда больше заглядывать...обрыдло сие...для кого ты это говоришь...для меня?...не думаю...я про это сказала...и все остальное тоже...я знаешь чему только всегда удивляюсь...когда же вы успеваете срывать и надрывать души так рано...на чем так подрываетесь?...вот где собачка роется...для меня...

__________________________________________________

...никто не стоит того...чтобы я изменила себе...

Эльф, я не

Эльф, я не просил БЕССМЫСЛЕННЫХ слов...
В сущности, ты сказала то же самое.
"когда же вы успеваете срывать и надрывать души так рано...на чем так подрываетесь?..." - да Господи Боже Наш, ты драматизируешь! А ответ прост, если он тебе нужен, - здесь (на этой планете), по-другому не есть жизнь,
"Как еще встретиться с раем?
Только сгорая, только сгорая"
)))) Ну ладно, это песня, понятно. А если серьезно - вам, эльфам, не понять, что не все люди одинаково любят себя, не все вообще любят себя, а если и любишь, не всегда понятно, за что. Ты же разбираешь, Эльф, за что ты любишь того или иного человека, да? Дак вот. Об этом приходится думать, когда хочешь произнести пару слов. "А по-другому я не умею" (с) - [угадай, чье]

...что ж ты взял

...что ж ты взял и сгреб все в кучу?...да не драматизировала я никого и ничего...это была простая констатация лично мне очевидного факта...тебе так важно все облечь в слова?...и что же опять то выводы судилищные?...вам эльфам...ты где это увидел...что я люблю хоть кого-то и за что...никогда не слышал...люблю вас люди...не деля...(с)...ты угадай чье...по факту принимаю...я всех и все...давай поставим точку...странный вышел разговор...соприкосновение и разлет...бывает...просто жизнь...улыбаюсь тебе...как впрочем всем...и всегда...))))))...каждый понял свое...по-другому...не сумели...

_________________________________________________

...никто не стоит того...чтобы я изменила себе...

"...что ж ты взял

"...что ж ты взял и сгреб все в кучу?..." - а что ж бы и нет?
"люблю вас люди...не деля...(с)..." - Хм...
"давай поставим точку..." - .