Жертвам сталинских репрессий.

Смертным боем на башне куранты.
Семь часов. Начинается казнь.
И мальчишки – кадеты, курсанты
Вызывают мою неприязнь.

Пять недель по допросам, подвалам.
Пять недель. Я успел сосчитать
Все морщинки, что мне добавляла
Милицейская славная рать.

Но зато не считаю я зубы –
Их в помине нету давно.
Впрочем, есть разбитые губы –
Только мне теперь все равно.

Мои почки остались в подвале
Под обломками старой битЫ*.
Да и печень давно мне сорвали
Наши славные парни-менты**.

Только это не важно мне вовсе,
Но меня волнует вопрос:
Кто же в эту дождливую осень
На меня составил донос***?

Что плохого кому-то я сделал?
Может, ревность? Иль зависти лед?
Белой ниткою шили мне дело –
Это каждый младенец поймет.

Но не важно. Теперь уж не важно.
Смертным боем секунды звенят.
Словно сердце стало бумажным
Пропуская сквозь вены набат.

***
Звонким боем на башне куранты
Семь часов. Начинается вальс –
Увлекают подружек курсанты
В развеселый безудержный пляс.

* Читай: арматура, палка. В сталинское время в СССР еще не использовались бейсбольные биты.
** Читай: чекисты.
*** Очень много людей пострадали именно из-за доносов, даже самых несуразных.