Житейский пасквиль ( городская ирония)

Из бетонной жижи – башни,
в башнях - суета и шашни,
шуры-муры и амуры,
на балконах бабы-дуры:
телепуз в пивной нирване
есть у каждой на диване.
Мамки-папки–детки-деды,
соски-чупсы-сигареты,
во дворе - собачьи мины:
шлёп на мину - к счастью! Мимо
пролетает что-то счастье.
«Ванькалохшалаванастя» -
стены - в росписях наскальных,
и картофельные скальпы
прижились в углу подъезда.
Все жильцы играют пьесу:
«Жил да был, да взял и помер».
Здесь всегда тридцать второе
декабря – преддверье входа
в новый круг того же года.