Жизнь, обреченная на смерть…

Жизнь, обреченная на смерть…
Смерть, отравляющая ядом…
Я раненым паду на твердь,
А ты, мой брат, склонишься рядом.
Ты, улыбнувшись, скажешь мне,
Что мир немного изменился,
Что мы с тобой в его судьбе
Лучом рассвета отразимся.
Затем ты будешь рассуждать
Как богослов или философ,
Пытаясь что-то отыскать
Среди не заданных вопросов;
Твой голос будет наполнять,
Пустую комнату словами,
Звуками память воскрешать
Частично стертую годами.
Я ж буду немощным лежать
Не в силах вымолвить ни слова.
Рука моя будет дрожать,
Как под дождем бедняк без крова.
Я буду тихо увядать
От чуждой мне до ныне боли.
Руки твои будут сжимать
Мои уставшие ладони…
Последний времени отсчет
Будет тянуться бесконечно;
Последний стих во мне умрет…
И ты тогда, мой друг сердечный,
Вздохнешь, а с выдохом слеза
Невольно черт лица коснется…
Душа воспрянет в небеса
И там огнем звезды зажжется.