Журавли подымались в печальное небо

Журавли подымались в печальное небо,
В осеннее небо они поднимались…
И было так жутко вытягивать жребий
Прощанья. В деревьях рябился багрянец.

И в каждом листке загоралась тревога,
Тревога в листках загоралась и никла,
Они подымались печалью глубокой,
Дыша желтизною последнего мига.

Листки с журавлями томились высоко,
Высоко, но листья вздымались чуть выше,
Чуть выше, наверно, до самого бога,
Слетая с небес на деревья, на крыши,

На черную землю, на почву забвенья,
Где кто-то печалью проникся листочков,
И тоже вздымался в тревоге осенней,
Лишаясь телесной своей оболочки.

Лишаясь привычки тяжелого шага,
И бренного тела, носимого годы,
Затем, чтоб нагою душой отдышаться
От непокидаемой ноши природы.