«Журфак» и... «Журфак»!

В тусовках обсуждается «Журфак».
Не мой, а сериал одноименный.
Мне видится пустышкой откровенной,
Я знаю: он возник не просто так...

Поддерживая имидж чудака,
Гуляю в ветхих слаксах с бахромою.
На лавочке пью кофе с пахлавою
И кротко жду вестей издалека.

Жизнь бобыля порою нелегка --
Готовлю сам и сам посуду мою.
Скучна вся проза жизни и горька...
А впрочем, ладно, -- не хожу с сумою...

В шкафу висит французское пальто --
Излишний лоск для старого бродяги,
На коего не бросит взгляд никто...
Немало надо, чтобы жить, отваги.

Что год грядущий нам готовит? Мир?
Войну с набитым нефтью падишахом?
В ночь черную, без звезд, гляжу со страхом:
Из космоса не рухнет «сувенир»,

Не тюкнет по башке метеоритик
Размером с десятиэтажный дом?
Нет, вроде бы не трус я и не нытик,
Но страшно в обиталище пустом.

Тому, кто одинок, страшней стократно.
Никто не соберется ни помочь
Ни улыбнуться, чтоб не так отвратно,
Так безотрадно наплывала ночь.

Конечно, я давно не убирал
Берлогу позабытую бобылью.
Подсоберусь ли на большой аврал? --
Хоть в ней живут стихи, но пахнет пылью...

Никто не приглашает никогда
Меня на эмигрантские тусовки –
И уплывают быстрые года.
Что хорошо – в пустые потасовки

По мелочному поводу меня
Завистники не втягивают вовсе.
И душу в защищенности храня,
Творю... Но все ж, душа моя, готовься:

Найдут меня завистники, найдут
Вовлечь потщатся в пакостные дрязги.
Уже издалека зубов их лязги
Доносятся, моей промашки ждут.

Ненадолго, навенрно, вовлекусь,
Взбодрюсь и освежу конфликтом нервы.
Так с многими случалось, я не первый.
Но я от лиходеев отобьюсь.

Неинтересны мне ни Ю. Ни Зю,
Толкущие бездарно воду в ступе.
А у меня – укропчик свежий в супе –
И неуклонно я торю стезю.

И мой «Журфак» не опускает флаг.
Пусть кто-то истекая черной желчью
Пытается пустейшей из бодяг
Сразиться с этой эпохальной вещью.

Пустое. Мне потуги те смешны.
Уже мой на две трети воплотился.
И остальные главы, вы должны
Прийти на свет – я искренне молился –

Всевышний даст мне силы довести
Поэму-эпопею до финала.
И цель моя – не славу обрести,
Воздать той школе, где душа впивала

Высокое, перенимая с уст
Учителей великих и отважных.
В том, что простор души не вовсе пуст,
В том, что с пяток усвоил истин важных –

И однокашников душевный вклад.
И мой «Журфак» -- всего лишь воздаянье
Тем, вспоминать о коих буду рад
За гранью жизни тоже. Их сиянье –

Мой во Вселенной радостный маяк...
Живу вне суеты и суесловья
С мечтой в душе взлелеянной... Чудак,
Несу к былому чистую любовь я...