Зима для работников солярия

На площади было шумно, там проходила забастовка работниц солярия.
Зима.
Было холодно и ветрено, но солнечно, поэтому эти героические женщины большой брюзжащей толпой вышли к дому правительства. В руках у них были огромные флаги и транспаранты со словами: «Долой Рыжа!», и далее – «Да, как бы на хрен!» и «А чтоб его разобрало!»
Если прислушаться к их воплям, становилось понятно, что работницам не платят. Это странно, всем платили, а им нет. А для того чтоб понять, что барышни не имеют ничего общего с психически здоровым человеком, достаточно было оказаться в радиусе километра от этой массовки.
- Долой Рыжа!
- На хрен, на хрен!
Некоторое время ничего не менялось. Тогда женщины решили идти внутрь, но путь преградил охранник.
- А ну пусти, чучело! – крикнула Зоя, одна из самых ярых оппозиционерок.
- Сама ты чучело, негр, - парировал охранник и продолжал стоять как вколоченный.
- Не негр, а смуглянка! Хам! – крикнула Зоя и снова попыталась пролезть, но ничего не вышло.

Рыж тем временем обдумывал какие-то будущие мероприятия, включив на полную громкость новые колонки и чуть-чуть покачиваясь. Люди из дома правительства, глядя то в окно, то на него, начали шептаться:
- Слушайте, а это же не такой Рыж, как должен был быть Рыж, он какой-то скорее оранжевый, что ли…
- Дура, то ж почти то ж самое.
- Точно. Нет, и все равно, не тот Рыж.
- Заткнуться, - не отвлекаясь от дел, пробормотал Рыж.
- Строго ты с ними. Они ж от чистого сердца, беспокоятся, - сказал откуда-то из угла, коварно улыбаясь, Красный-красный Бибизяка. Потом подозвал одного из охранников и начал что-то ему нашептывать.

Несколько человек вышли к работницам солярия и спросили, чего они хотят.
- Зарплату!
- На хрен Рыжа!
- На хрен его, на хрен!....
Дальше в основном только эти слова были слышны.
Охранники достали брансбойт, один из них сказал в рупор: «12 минут». И, как говорится, понеслась моча по скалам, в данном случае вода по площади. Некоторые из работниц наконец узнали, что такое настоящий холод. Выжимая свою дубленочки, они пытались выбраться с площади и уйти домой, но постоянно сталкивались друг с другом, как молекулы в нагретом вещество. Интересно, оказывается, и при охлаждении бывает такой эффект.
Закончив сеанс, охранники скрылись в помещении. Толпа некоторое время стояла молча. Красный-красный Бибизяка осторожно выглянул в окно. «Стоят» - сказал он. Рыж кивнул:
- Черт с ними, скоро разойдутся.
А потом они начали визжать. Рыж хотел прибавить колонки и сломал тумблер. Они продолжали. Дом правительства в панике, и, кажется, скоро начнут вылетать стекла. Люди носились во все стороны со своими подносами с бергамотовым чаем, и письмами, и посылками с бабушкиными шерстяными носками… Рыж взял рупор и кринул:
- Заткнуться! – стало тише. Он заметил про себя, - всегда работает.
Служащие дома правительства ненадолго угомонились. Рыж сказал:
- Через пару минут они пойдут в туалет. Нам нужно вытерпеть еще немного.
- В туалет…, - тихо повторил Бибизяка и снова подозвал охранника.

Заслуженная работница солярийных, спа и кометических услуг Зоя очень хотела отлить. Ближайший туалет, кажется, через квартал – припомнила она и побежала. При помощи огромной таблички с надписью «Да, как бы нахрен!» она растолкала несколько человек и, кажется, сломала несколько конечностей. Но это не самое главное, когда спешишь в туалет. А главное, как ни банально, успеть, - думала Зоя, пробегая мимо киосков и магазинов, дрожащая и тонкая, как мармелад за 7 рублей.
Пробежав последний перекресток, она увидела на углу улыбающуюся бабулю в фуфайке. Это знак. Вот он, биотуалет, как и ожидалось. Зоя молниеносно влетела внутрь. Там было холодно, впрочем, когда ты в мокрой одежде, а на улице зима, наверно, везде холодно. Она повернулась, начала присаживаться и увидела ЭТО. На внутренней стороне двери было написано ярко-красным: 35 минут. У Зои внутри все похолодело, если там еще осталось чему холодеть. Она толкнулась в дверь, забыв о первичной потребности по пирамиде Маслоу, потом толкнулась еще и наконец пнула ее. Замок не поддавался.
Снаружи бабуля, присвистывая, ждала девушку обратно, но вдруг увидела своего муженька, бухого во что хотите.
- Оой, милеееночек приперси! Давай я тебя домой отведу, красивый мой! – приговаривала бабуля. Она согнула мужа пополам коленом, взвалила себе на плечи и понесла домой.

Биотуалет одиноко возвышался над полупустой улицей. Иногда сквозь нараставшую корку льда были слышны какие-то выкрики, но редко проходящие мимо люди слышали только свист штормового ветра в замерзшей башке, и пытались насколько возможно прикрыть ее варежками.
С носа, пальцев и дубленки Зои начали расти сосульки. Она безмолствовала и только тихонько трясла челюстью.
Через десять минут к туалету аккуратно подкрался Красный-красный Бибизяка. Он прислушался. Тишина. Бибизяка улыбнулся, вытащил большой красный маркер и жирно написал на двери:
ЗАНЯТО.

Ты

Ты жесток))
Очень жесток)))
А Бибизяка крут))) Почти как Тефтелес)

Осталось

Осталось выяснить, кто такой Тефтелес) Думаю, Бибизяка этим и займется)

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)

Чев

Чев Челес))
Адреналин)))) а я его Теф Телес называю)

Гыыы))) Я забыл,

Гыыы)))
Я забыл, как его звали) Но да, пока он круче Бибизяки... Надо что-то с этим делать )

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)

"35 минут" - это,

"35 минут" - это, наверное, как в фильме "Звонок" - "7 ДНЕЙ!!!!"
И непонятно, как дверь закрылась.
Ну а так вообще - да.... Свою задачу выполняет. Замёрзнуть в биотуалете - нелепая смерть.
_______________________________
"Мне бы чуточку мозгов... Моя мама их так вкусно готовит..." (с)

Дверь

Дверь закрылась легко - замок испортили )
А 35 минут - это я подумал, что достаточное время для того, чтоб мокрый человек зимой оброс вечной мерзлотой)
Спасибо!

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)

Аа, вон в чем

Аа, вон в чем дело... Допер. Я почему-то подумал, что там замок есть. Сам-то ни разу не ходил. Но замок же там должен быть, чтоб воры не заходили ?

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)