***

Тебе ли подлое сомненье давать мне пищу для ума?
Ведь я опять, опять одна…
Тебе ли яростное рвенье познать всю глубину умов
Мне говорить о смысле слов?
Ведь ни к чему умы чужие, коль своего не разумев
В чужое лезешь ты на грех,
Недолго будет распрощаться и с тем, что знал, имел всегда.
Чужие мысли, что вода…
Они колышут наше знамя, кричат на нас потоком злым,
А ты стоишь и если видишь – поток становится пустым.
Но ты стоишь, пылишь и дышишь, так часто, что в воде волна.
Игра водой забавна. Слышишь, как о тебя стучит она?
Но отступают не спеша, пусть даже яростные волны.
И вот опять стою одна, мои сердца сомнений полны.
Одно волнуется о жизни, второе вторит: «А зачем?»,
Для третьего мои ошибки зовутся чем- то и ничем.
Четвертое, в пору безделья, гнушаться праздности вольно,
Лежать, раскинув руки к небу и думать: «А не все ль равно?».
Но пятое всегда в опале! Кричит! Трясет!
Оно назло как будто всем нам создано!
Кидает яростные взгляды, плюет словами вам в лицо,
Но утираясь рукавами, вы кротко внемлите его.
Ни на минуту не утихнет, всегда полно идей. Без снов
В нем революций буря свищет, оно не ведает оков.