***

Сидишь и на бумагу дышишь.
В пустыне бесплодный кустарник.
И хочешь писать, но не пишешь.
И вроде не больно, а просто пустая.

И на стенах бездонной расщелины.
Наблюдаешь картины памяти.
Нам всю вечность лететь отмерено.
Под бессмысленно чёрным знаменем.

Алгоритм зазубрён до тошнотиков.
Литры водки, таблетки – гадости.
Бегемотики, совы, чёртики –
Ежедневные глюки радости.

И в безбожно циничном времени
Обездомевших душ завывания,
Вожаков в обезумевшем племени –
Я дарю тебе свет без названия.

Я дарю тебе светлые, нежные,
Раскроённые в сотни лучиков,
Окна тёплые в зимы снежные,
Солнца яркие в небе с тучами.