Городская лирика

Льётся с неба напиток рассвета

Словно рижский тягучий бальзам,
Льётся с неба напиток рассвета,
Скачет дождь по раскрытым зонтам,
Лейтмотивом осенних сюжетов.

В полудрёме деревья стоят,
Бросив под ноги алые флаги,
Прелых листьев густой аромат
Растворяется в капельках влаги.

Октябреет, в коротких плащах
Улыбаясь, гуляют рижанки,

Дожить до весны

Уменьшается день, исчезает, как в горсти песок.
Уходящее лето погладит теплом по затылку.
Мне собрать бы его и, надежно упрятав в бутылку,
Распечатать ее в декабре, в свой положенный срок.

И вдохнуть...И вдохнув, замереть. Пусть хранит аромат
Нотки пряного августа с горьким оттенком полыни.

воин

Утреннее поле мокрых роз,
Что может быть прекрасней,
Они еще красивей на рассвете,
Когда с них капли испаряются на солнце,
Аромат, кроваво – красный аромат,
Тот что пьянит, как после алкоголя.
Длинная дорога в параллельный мир,
Спокойный и незримый,
Поле роз. Полное покоя.
Здесь птицы тихо пролетают,

Люблю Париж

Там с башни видно море крыш
Под голубым французским небом,
Люблю Париж, люблю Париж
За то, что я там сроду не был.

За то, что в дымке давних лет
Я не бывал на Монпарнасе
И не послушал МасиАса
В ночном, уютном кабаре.

Где помнят юную Бардо,
С ее точеною фигурой
И Далиду, и Адамо,
И молодого Азнавура!

Будит улочки грусть саксофона

Просыпается рижское утро,
Запах осени в нем растворён,
В тучах небо цветов перламутра,
И тихонько поёт саксофон...

Башня ратуши тонкой иглою
Протыкает насквозь облака,
Грозный Роланд, защитник и воин
На мече приютил мотылька.

Рядом парень в плаще нараспашку,
Паре старых, не модных штиблет,

БОМЖ

Сегодня в скудном рационе -
Полбулки хлеба и вода,
Огрызок чёрствого бекона,-
По сути - царская еда!
Запью прокисшим пивом ужин,
Сомкну устало веки глаз,
Нет, мне уже не будет хуже,-
Куда уж хуже, чем сейчас?..
А утром - новая дорога,
По местным мусоркам обход,
Весь день молиться буду Богу,
Пускай мне что-нибудь пошлёт:

Творящим доброе

Пусть мир наш неоправданно жестокий.
Чужой беде давно нет места в нём.
Не мне судить. Не мне рождать упрёки,
Я стих слогаю, братцы о другом.

Ведь посреди сердец окаменелых,
Как в горьком дёгте очень сладкий мёд,
Есть горсть людей, что ни душой, ни телом
В обход чужого горя не пойдёт.

Отнимут у себя — подарят ближним.

Толстый город

Толстый город мощной пастью
Ест просроченных людей.
Не жуёт, не рвёт на части,
Словно сказочный злодей.

Как змея, глотает жадно,
Прямо в шмотках, целиком.
У него обед бесплатный.
С воздержаньем не знаком.

Жрёт и жрёт. Не прекращая.
Наполняется нутро.
Каждый пятый помещает
Тело в тусклое метро.

Маски

Снимите маски, господа!
Так проще жить...так интересней.
Пусть наших душ простые песни
Журчат ручьями в холода.

Ах, если можно было вспять
Те годы воскресить из пыли,
Себя нам было б не узнать -
Какие есть - какими были...

Окаменели мы сердцами,
Оглохли и ослепли вовсе,
И в этом виноваты сами.

Бессоница

Стрелки часов стучат,
Касаясь пальцами нежными
То волос моих, то плеча,
То цветка, то ковра, то одежды.

Пёс дворовый лает истошно так -
Не иначе чего-то боится,
И каждому лаю хлопают в такт
Послушно мои ресницы.

То калитка скрипит, то комар пищит,
То мелькают в памяти лица...
В этот поздний час вся деревня спит,

RSS-материал