Городская лирика

Обиженный

Гордый, обиженный, жалкий и нищий,
Он уходил под кромку холодной воды
Никто не вспомнит, засыплет снежище,
Не предадут это дряхлое тело земли.

В жизни не узнанный всеми забытый,
Вырыл могилу своею дрожащей рукой.
По жизни был битый, человек скрытый,
И совсем не замечен бегущей толпой.

Он пытался бежать под крики судьбы,

Да пребудет всегда...

Да пребудет всегда сила тока в твоих проводах,

Мой сутулый вагон на счастливом маршруте тринадцать.

Пронеси мимо длинных историй, живущих в стенах

Бесконечных панельных клетей городских резерваций.

Мы умчимся по двум отливающим сталью ручьям,

По ночным фонарям вычисляя в потёмках дорогу.

***

Сонный Петербург, томный
Окутан пеленой ватной,
И горят фонари жёлтым,
По стеклу вниз бегут капли.

Лишь в бездонных дворах тлеет жизнь:
Слышны возгласы, разговоры,
Где-то музыка сладко льётся,
На проспекте шумят моторы.

В тёмной комнате стало тесно,
Нет ни радости, ни печали.
Отступают назад сновиденья

***

Скрипя стучит, как много лет назад,
Чеканит в такт измученного сердца,
Ещё чуть-чуть немного подожди,
Откроет пред тобою свои дверцы.

Войдя присядешь или постоишь,
Как повезёт решает час и номер,
Сменилась лишь конструкция в веках,
Что объяснять, ты здесь, как рыба в море.

Мелькает незатейливый пейзаж,

Вендетта осени

Еще немного робкого тепла,
Еще немного солнечного лета,
Но осени кровавая вендетта
Уже сжигает улицы дотла.

Дома насквозь открытые ветрам.
До набережной дальние прогулки
По мокрым тротуарам и по гулким,
Вечерним переулкам и дворам,

Где отзвук наших, в унисон, шагов
От судных дней нас защитить не сможет.

Пейзаж в окне

Пейзаж в окне.
Кусочек неба в раме.
Часть улицы.
Неспешного трамвая
По кругу непрерывное движенье.
Садящееся солнце за домами
И в небе потерявшиеся птицы.
В открывшейся для взора панораме
Нет ничего достойного вниманья
Художника.
И день, что длится
Почти прочитан и
тоска такая,
Что можно б было умереть,

Первый снег

Я у окна. Минут на двадцать.
Могу хоть век
Вот так сидеть, и любоваться
На первый снег.
Простой юнец, такой спонтанный,
И молодой,
Немного дерзкий и очень странный,
Увлек собой.
И вдруг, запутался, играясь,
В копне волос.
И так по детски, извиняясь,
Щекочет нос.
А я ищу тебя, Такого,
Среди людей,
Среди трамвайных остановок

Я ждал

Боюсь ее я не узнать.
Боюсь, что разминемся где-то.
Так хочется ее обнять
И так боюсь того момента.

Вдруг наши взрослые года
Не к лучшему нас изменили.
Сейчас не будет как тогда,
Когда мы за руки ходили.

Нам было по семнадцать лет,
И чувства нас переполняли.
Возможно, им потерян след,
А если им года не вняли? …

Здравствуй, мама, здравствуй, папа

Странный был какой-то вечер,
В вихре и смятеньи дум,
Словно предвкушенье встречи,
Только с кем и почему?

Что за блики на ресницах,
Сон, оптический обман?
Близкие, родные лица
Проступают сквозь туман.

Вот нежданная награда
В этот полуночный час!
-Здравствуй, мама, здравствуй, папа,
Как я счастлив видеть вас!

Нет лучше ничего плохой погоды

Мое ликует естество,
Когда беснуется природа,
По мне нет лучше ничего
Плохой погоды, плохой погоды.

В разгуле яростной свободы
Мне с нею легче потому,
Что, видно, мы одной породы,
Что плохо мне не одному.

А за заплаканным окном,
Склонив огней унылых взоры,
Тоскует с нами заодно
Промокший и озябший город.

RSS-материал