Городская лирика

Ненастье

Пьяным барабанщиком
Дождь стучит в окно -
Завидно, что рядом
Сухо и светло.

Дом не из соломы,
Дом из кирпича.
Волком ветер воет,
Щели в нём ища.

Не страшно ненастье -
Ведь пройдёт оно,
Градом бьют напасти:
К одному - одно.

Беды неизбежные,
Не кляну я вас,
А спасаюсь бегством,
От недобрых глаз.

С мудростью медвежьей

Торжок.

Мой древний город на Тверце,
Воспетый Пушкиным когда-то,
Стоишь сейчас во всей красе
И юбилейную ждешь дату,
Здесь купола монастырей ,
Церквей и храмов вверх взлетают,
Их колокольный звон плывет
Над речкой и в тумане тает
Ты дал России имена
Бакунина и Львов,Оленин
Сюда Толстой Лев приезжал,
Реальный мастер жил,Онегин,

Я сердце женщине отдам ...

Я сердце женщине отдам.
Кому ж ещё отдать?
Любовь возвысится, как храм,
Мне ль этого не знать.

А душу – Богу одному,
Душа моя – тайник,
И предназначена тому,
Кто тайное постиг.

Отчизне жизнь принадлежит,
Она для жизни – мать.
Кто Родиною дорожит,
Готов ей жизнь отдать.

Но что-то есть ещё одно,
Что в этой жизни есть.

Погода.

Уже неделю непогода,
Под пледом дома я лежу,
На улице дождь поливает,
И я к окну не подхожу.
Нет настроения видеть лужи,
Хандра напала на меня,
Смотрю по телеку программы,
Пытаюсь развлекать себя.
А там политика и кризис,
Про тайны Чапман говорит,
Где НЛО и пирамиды,
И кто-то на ветвях сидит.
Как это всё меня достало,

Гравюры Альбрехта Дюрера

Четыре всадника Апокалипсиса

Несутся всадники: смерть, суд, война и мор,
Сметая всё, безумно и фатально.
В их лицах гнев, и ярость, и укор –
Всё, что присуще миру изначально.
Ничто не может их остановить:
Ни войны, ни наука, ни молитвы.
Погибнет мир, его прервётся нить
В огне и мгле грядущей миру битвы.

Рыцарь, Смерть и Дьявол

Пробуждение

Есть пробуждения минута:
Сознание притушено,
Оно пока что в сонных путах
И бередить его грешно.
Всё не совсем обыкновенно,
Неясен странный полумрак.
К тому, что необыкновенно
Всего один лишь только шаг.

С самим собой

Уединение. Один с самим собой.
И снова есть, что рассказать друг другу:
О том о сём – ведь разговор любой
Доступен столь изысканному кругу.
А, может быть, подумать о судьбе,
Она для нас обоих неизбежна –
Одна для нас двоих, мне и тебе,
И к ней не отнесёшься безмятежно.
И что же будет, что судьба сулит

Убегание

Затравили, бегу по траве.
Крови цвет проступает на коже.
В данный миг мне никто не поможет.
Бьётся сердце как ветер в листве.

Затравили, бегу по земле.
Говорят, сила есть и у духа.
Мухой пуля жужжит возле уха,
И одна мысль "Беги" в голове.

Не признал его авторитет,
И мелькает одна лишь задача-

С уставшим солнцем бродит полутень ...

С уставшим солнцем бродит полутень,
Их эхо и протяжно, и печально,
Их даль в тоске беззвучной угасанья –
Так элегично догорает день.

Кого-то жаль. Не слышен стон Земли.
Томятся в этой мгле воспоминанья.
Но далеко ещё не все прощанья,
И слёзы все из глаз не истекли.

Ноябрь 2015-го

Морозит. Танцуют снежинки,
Скользят по застывшей земле.
На лужах узоры картинок.
На вороте снега колье.
А дальше - морозы, сугробы,
Обвалы с заснеженных крыш.
Пропитый географом глобус,
И Карлсена ждущий Малыш.
Попойки. Кино. Телевизор.
В светящихся окнах дома.
Террор. В экономике кризис.
Обычная, в общем, зима.

RSS-материал