Городская лирика

Провинция

Любимый город устал и спит.
Ночь опустилась на него внезапно.
Моя провинция видит сны,
И так будет до самого завтра.

Тут колыбельная - звук сирен
И шум,проехавших мимо машин.
Лишь миллионами судеб сгорев,
Этот город наконец-то стал большим

Монолог российского пенсионера

Как больно мне! Вам это не понять!
Кипит в душе! Хотел бы я узнать!
Ну почему так тяжело в стране?
Жирует власть, а люди в нищете.

Везде живут, у нас ведь жизни нет!
Горбатят все, а нищета в ответ:
Век учись, работай и живи,
Под старость лет получишь ты гроши.

Везде живут, у нас «навоз жуют»,
Под старость лет хотел бы я уют.

Новоиспечённый Захар Загадкин

Новоиспечённый Захар Загадкин
(ЛГ из радиопередачи)

Загадал мне вор загадку,
Отгадай хозяин арб,
- “Кто я, что я, ведь не гадкий,
Что не вынес весь твой скарб!?
И тележки сохранил я,
Провода и инвентарь,
Я не пакостный каналья,
Не фашист и не бунтарь.” –

Дон Жуан по кличке Валет

Однажды брёл зимой,по улице,в мороз.
Голодный,молодой,но беспородный пёс.
Он этот город неприветливый не знал.
И к милицейскому питомнику попал.

Наверно бог собачий предоставил случай?
В вольере случки ждали три ментовских сучки.
Кружил он долго возле мрачного забора.
Но не сдержали страсти хлипкие затворы.

СЫНУ

Послушай, сын, ты зря не веришь в Бога.
Поверь,Он есть, и Он тебя хранит.
И в час ночной и в дальнюю дорогу
Пусть Бог тебя, сынок, благословит.

Я для тебя прошу счастливой жизни,
А, знаешь, если Бога просит мать,
То, даже Всемогущий и Всевышний,
Не может в этой просьбе отказать.

Судьба

Решено судьбой иль кем-то свыше
Не растить мне нежных дочерей,
А растить отчаянных мальчишек
Стороне родной богатырей.

Я, увы, не покупала кукол,
Не вплетала ленточки в косу.
И не внучек нянчу я, а внуков.
Вот такую ношу я несу.

Только, не ропщу и не страдаю,
Эта ноша мне не тяжела.
Я своих мальчишек обожаю,

В оковах города

В бликах света ярких фонарей,
Шум звучит городских речей.
Крик и ругань угнетали без труда,
Извергая нелестные слова.

Смутный дождь настигнет
И на небе мглой поникнет,
Мятежно пронзаясь в тебя,
При свете фонарного столба.

Окна загораются жилых домов
И скрип сплетённых проводов
Звучал, с шумом городских авто,

Обиженный

Гордый, обиженный, жалкий и нищий,
Он уходил под кромку холодной воды
Никто не вспомнит, засыплет снежище,
Не предадут это дряхлое тело земли.

В жизни не узнанный всеми забытый,
Вырыл могилу своею дрожащей рукой.
По жизни был битый, человек скрытый,
И совсем не замечен бегущей толпой.

Он пытался бежать под крики судьбы,

Да пребудет всегда...

Да пребудет всегда сила тока в твоих проводах,

Мой сутулый вагон на счастливом маршруте тринадцать.

Пронеси мимо длинных историй, живущих в стенах

Бесконечных панельных клетей городских резерваций.

Мы умчимся по двум отливающим сталью ручьям,

По ночным фонарям вычисляя в потёмках дорогу.

***

Сонный Петербург, томный
Окутан пеленой ватной,
И горят фонари жёлтым,
По стеклу вниз бегут капли.

Лишь в бездонных дворах тлеет жизнь:
Слышны возгласы, разговоры,
Где-то музыка сладко льётся,
На проспекте шумят моторы.

В тёмной комнате стало тесно,
Нет ни радости, ни печали.
Отступают назад сновиденья

RSS-материал