Городская лирика

Уйди в себя ...

Уйди в себя. В свои воспоминанья.
Там глубоко, на самом дне души,
Вся жизнь твоя и все твои мечтанья,
Они с тобой – забыть их не спеши.
Те давние мечты порой не спелы.
И многое, конечно, не срослось.
Но кое в чём они довольно смелы,
И даже кое-что из них сбылось.

Темно под низким сводом церкви ...

Темно под низким церкви сводом,
Лампадка теплится чуть-чуть,
Лишь смутно виден древний образ –
Ничтожно слаб лампады луч.
Но строгий, скорбный взгляд святого
Пронзает тьмы угрюмый мрак,
И свет в душе родится снова.
Не может быть?! Но это так!

Натурщица

Она сидела голая, одинокая,
Опираясь на руку, на коврике пёстром,
В позе задумчивость, немного робкая.
Казалось, что коврик – остров.

Худенький стан. Взгляд исподлобья.
В волосы вплетена роза.
Трудно быть учебным пособием –
Хочется переменить позу.

Совсем не стыдно, но зябко и скучно,
Утомительно и однообразно.

Женщины

Нисколько на нас непохожи,
И ум их устроен не так.
И лица у них, а не рожи.
Им логика наша – пустяк.
Познание женщины – чувство:
Способность прозреть, угадать.
И есть в них такое искусство –
Уменье мужчин покорять.

Когда со мной мои друзья ...

Когда со мной мои друзья,
И я в их верности уверен.
Готова поддержать семья,
И тонус жизни не потерян.
Работа в радость. Есть любовь.
Не портит нервы непогода.
Над головой надёжный кров -
Нам легче пережить невзгоды.
И пусть наш мир несправедлив,
И мы у случая во власти,
Всю жизнь свою не сдашь в архив,

Наше наследство

Наследство общее у нас
Твоё, моё и наше,
Мы с детства любим русский квас
И тех, кто землю пашет.
И ветви вислые берёз,
Весною – половодье,
Скрипучий, жалящий мороз,
Зарю на неба своде.
И избы наших деревень,
Порою кособоких.
Как тень наводят на плетень,
И разные пороки.
И даже в деньгах видим прок
Мы не по-европейски –

Картины пршлого

Мы вспоминаем прошлого картины,
Они приходят и уходят вспять,
То прячутся за памяти куртины,
То появляются, чтоб прошлое распять.
Они напоминают то былое,
Что иногда хотелось бы забыть,
Что вымести хотелось бы метлою
И где-то в лабиринтах мозга скрыть.
Но никуда от прошлого не деться,
Оно привязчего и цепко, как репей,

Леди Годива

Когда-то в Ковентри английском
Графиня мчалась на коне.
По улицам никто не рыскал
Как будто город был во сне.
Закрыты ставнями все окна –
В том уговор у горожан,
Плащ из волос был только соткан,
Что прикрывал графини стан.
Она тогда не зря скакала
В своей бесстрашной наготе,
Она тем самым помогала
Народа облегчить удел.

Памяти ушедших

Как горько! Уходят родные,
Друзья из далекого детства.
Слова безнадёжно пустые
Одни остаются в наследство.
И память не может смириться,
Что их уже нет с нами рядом,
Что только лишь снятся их лица,
Да губы кривятся с досады.
Так горько! Нас мало осталось,
И будет все меньше и меньше -
Творит беспощадная старость

Я становлюсь сентиментальным

Кто не искал той тайной дверцы,
Ее откроешь, а за ней
Всего полно уму и сердцу,
Ну и рецепт безбедных дней.

Я как и все, я не кристальный,
Но, истоптав в дороге ноги,
Подуспокоился немного
И становлюсь сентиментальным.

Как наважденье, вот ведь штука,
С годами чаще и ясней
Картины, запахи и звуки

RSS-материал