Философская лирика

Теперь тебя без маски не узнать

А каждый выбирает пустоту,
В которой легче спрятать все ответы.
И ты качаешься, как будто бы от ветра,
Теряя свои тайны на свету.

Теперь тебя без маски не узнать,
Ты - чистый лист, ты — чье-то отраженье,
И только лишь когда ложатся тени,
Ты в пустоту спускаешься опять.

Еще тысяча серых дней

Еще тысяча серых дней,
Еще тысяча снов без дна.
И мы ждем, что в раскрытом окне
Кто-то мелом раскрасит дома.

Только дождь все смывает со стен,
Только дождь не дает забыть.
И сошедшие с тысячи сцен,
В темноте продолжаем жить.

Нет, ничего не сможем удержать

Нет, ничего не сможем удержать.
А время, будто легкий ветерок,
Сквозит навылет в опаленных ранах.

И каждый день до завтра добежать
Беремся мы, но выстрелом в висок
Бросает нас на землю бездыханных.

Когда потемнеют века

Когда потемнеют века,
С нас взыщут по старым счетам.
И сны из цветного стекла
Не скрыть закаленным щитам.

Сойдем за прохожих — из тех,
Кто тень за себя выдает
На сером асфальте. Не грех,
Что солнце для нас не встает.

Не жаль раскатившихся лиц
В пустынных тоннелях зеркал,
На зов окольцованных птиц

Когда камни станут мягкими

Когда камни станут мягкими,
Мы сбросим глухие щиты и перестанем бояться
Нечаянных точных ударов в фарфоровые сердца.

Когда камни станут мягкими,
Расправит крылья вода, и мечтателям сдастся
Горизонта натянутый луч между пальцев слепого жреца.

Когда камни станут мягкими,
Вмиг ослепнут башни домов, и на маковом поле,

Свет, отраженный от белых башен

Ходит ангел под темным небом
С телескопом наперевес,
Смотрит ангел туда, где не был,
Где из звезд остроносых лес

Перламутровой чуткой птицей,
Перевернутой сверху вниз,
Удивленно на нас косится.
Из притихших ночных кулис.

Как в колодце на самом дне,
В чьем-то сердце нить оборвется,
И повиснет на волоске

Высокомерие

Ты страдаешь от жизни и ты обречён
Лишь, на горе, тоску и душевную боль.
Но жестокость судьбы тут совсем ни причём.
Ни великий мудрец, ни могучий король,
Ни врачи, ни герои, ни сказочный маг
Не способны помочь никогда и никак.
Даже ангел небесный не может спасти.

У тебя есть коллеги, семья и друзья,

Трудно быть человеком

Животные любят халяву
Их чувства сильны и взаимны.
Для стада бесплатные травы.
А стае зверей агрессивных
За жрачкой придётся побегать.
Но им не познать не изведать
Тяжёлой и нудной работы.

И только чтоб быть человеком
И этим гордится по праву,
Приходится жить без опеки
Богатой и щедрой халявы.
Людей обожает работа.

О счастье

Мир поделили участками счастья,
Мир раздробили на разные части.
Кто-то владеет счастьем побольше,
Кто-то владеет счастьем поменьше,

Но объяснений нету в законах
Ты там свободный, или в оковах.
Ни в миллиметрах, ни в градусах, граммах
Части для счастья измерить нельзя нам.

Только возникнув оно пропадает,

Под властью ягодиц

Сердце бьётся бешено
Не понятно с кем.
Плачет безутешное.
Стонет от проблем.

Рвётся и ломается
Слабенький насос.
Потому что задница
Думает всерьёз,

Что она тут главная –
Всем руководит.
Шило окаянное
В заднице торчит.

Все решенья приняты
Парой ягодиц.
Лоб болит морщинистый.
Разум, словно принц,

RSS-материал