Философская лирика

Где то там, за горизонтом...

Где то там, за горизонтом
Нет дождей и нету туч
Лишь солнце, яркое солнце
Дарит всем свой теплый луч

Там люди, все улыбаясь,
Смотрят открыто в глаза
Не жалуясь и не печалясь
Там двери открыты всегда

Там дети, цветы собирая
Одарят улыбками Вас
Там горе и зависть не знают
Но это, увы, не у нас

Я хотел бы увидеть те страны

Ты слышишь,в небе....

Ты слышишь в небе
Музыка поет
Под музыку ангелы
Водят хоровод

Босыми ножками
Топают по облакам
Смеются, зовут…
Но как взлететь мне к вам?
Ведь я живой…

Играют свирели
Завораживая всех
А я стою и с тоской
Смотрю наверх

Я разбегался и прыгал
Но падал вниз лицом
Хотел взлететь
Но не сорвал оков…

На Руси весна!

На Руси весна
Божья благодать!
В небе синева
Тучек не видать

Вышли девки в поле
Хоровод ведут
Мужикам раздолье
Сели вместе кругом и пьют!

Солнце высоко
Вечер далеко
И душе на месте
Сидеть нелегко

Песня девичья
Облетит луга
Сердце защемит
Эх налей-ка друг в стакан!

Тихий разговор
Мужики ведут…
Что ушло – прошло,

Театр спит ...

Зайдя в безлюдный зал, пройдусь по сцене
Услышу лишь шуршание кулис
А лишь недавно здесь овации гремели
И зрители кричали «Браво!», «Бис!»

Переживали, вместе проживая
С актером горе, счастье иль беду
Смеялись, плакали, страдали
И разделяли боль и доброту

Теперь театр пуст и лишь фонарь дежурный

Ночь

Тихонько за окном спустилась ночь
И у камина дремлет кот мурлыка
Луна своим печальным ликом
Бесцеремонно смотрит мне в окно

Горит камин, и в полумраке отражаясь,
Как куклы, тени пляшут на стене
Причудливые формы, как во сне,
Расплывчато, не ясно принимая

Дрова трещат, огонь средь них мигает
И у камина сухо и тепло

Одиночество

В деревне старый дом стоит, пуст и заброшен
Глядят на мир глаза пустых окон
В них холод одиночества тоски и безнадеги
И только ветер лишь гуляет в нем

Забора нет давно, и прохудилась крыша
Бурьян вокруг и ни одной тропы
Стоит один он, ничего не слыша,
Оглохший от звенящей тишины

А было время, жизнь кипела в доме

Пиллигрим

Он к нам пришел из ниоткуда
Из сумрачной чащи лесной
Присел, к костру протянув руки
С ним лишь рюкзак с гитарой за спиной

Затем, немного отогревшись,
Он с нами чай пил из душистых трав
Рассказывал, на рюкзаке усевшись,
О том, что видел и где побывал

Куда судьба его кидала и фортуна,
И где искал он свой удел…

Ломали старый дом купца...

Ломали старый дом купца.
Для новостроя подготавливая место.
Сейчас не в моде деревянная резьба.
Изгиб модерна для хай-тека не уместен.
Теперь старьё не намозолит глаз.
Для реставрации уже не нужно средства.
Упал под нож провинции -алмаз.
Истёрты в пыль воспоминанья детства.
Ну был когда то здесь старик...

Две недели

Задетый осколками будто,
От боли морщась слегка
Я раненую руку
Баюкал как дитя.

Не слышу вблизи разрывов,
Но вот он, решающий миг –
Минометной накрыло миной
Той, из сороковых…

Плевался землей и кровью
И вроде живой и целый
И только рука безвольно
Вдоль тела висела.

Догнала через поколение

Ноябрь нависает громадой

Ноябрь нависает громадой
Давнего вроде прошлого…
Снегом хрустит октябрь
Датами лет неточными.

В желтых листах архивов
Пыль ото сна встревожена
Время застыло в чернилах
Озадаченно, настороженно.

Фамилия, имя, звание,
Рождения год, место…
Перешагивая отчаянье
Бросаюсь в неизвестность.

Ноябрь снежной громадой

RSS-материал