Философская лирика

Басня о рваном халате

Один восточный падишах
Был с детства очень чистоплотен!
Он просто ненавидел пятна сока на штанах!
И от прислуги-аккуратность требовал в работе.
Чтоб в чистом,белом платье были повара.
Писцы- в указах, не марали строчки.
Палач-не спал,а заточил топор с утра!
И возле плахи всё усыпал бы песочком.

Ожидание Знака

Напоминания – терзающий нас Дар.
Мы не бежим от них, но ждём всегда с опаской.
Приходят строчками во снах…
....................................... … Мой Государь,
Вы испугались? Неужели пляски?

Не стоит: это - блики дальних фар.
Машины едут. Едут мимо.
................................. Мимо.
Так далеко, что не слыхать фанфар
клаксонных.

Попытка «сбагрить»?

................................................ … Леониду Парфёнову

Пустота разбавляется пёстрыми ликами.
Иногда – отголосками звуков и чаяний.
Мы ночами, беседуя (в тайне) с великими,
всё пытаемся сбагрить им боль и отчаянье.

Но руби не руби - из забвенья в забвение
сносит ночь лодку памяти вдоль понимания.

Верный друг

Обернись сейчас вокруг,
У тебя есть верный друг?
Много знаешь ты о нём?
Сколько вместе Вы вдвоем?
Счастье-горе ль Вы узнали,
Что нового повидали?
Вопросов много... Ответов мало...
Не нужен ты- друзей не стало.
Богат,известен и умен-
Друзей теперь твой полон дом.
Богатство-друзья, бедность-враги...
А верный друг-тебе не враг,

Эпоха метания. Диптих «Офорты» (II)

Эпоха метания. Диптих «Офорты» (II)

Листик, прилипший к подошве сандалии,
шваркает тихо по крою бордюра.
Кажется, чувства ничуть не скандалили
договорившись совсем не де-юре.

Кажется, осень ещё не предвидится.
Просто бросается пёстрыми перьями.
Музы прохожие юбками твидятся.
Буду казаться собою теперь им я.

Заблудившийся ара. Диптих «Офорты» (I)

Заблудившийся ара. Диптих «Офорты» (I)

Прилипший к подошве сандалии листик шуршит.
По краю поребрика топаю вдоль тротуара.
Безмолвствуют тени оград (прямотой хороши).
С них осень слетает большим заблудившимся ара.

Мерещатся лики поэтов, бродяг и царей.
Решётки на миг превращаются в стройные мачты.

Мир слов

Границ не ведают слова.
Они шустры и вездесущи.
У них на всё свои права.
Во власти слов любая сущность.

Слова живучи и сильны.
Их мощью созданы науки,
Законодательство страны
И книги толстые, от скуки.

Слова звучат. Слова творят.
Слова летают стаей тесной.
За рядом рад. За рядом ряд.
Так, что для мыслей мало места.

На дороге пустой

На дороге пустой, в вольном поле один,
Ни души, только ветер резвится
И кружит надо мной, и сужает круги
Одинокая черная птица.

У высоких небес уж не та высота
И все уже становятся шири,
Оглянулся назад – на пути воротА
И замок, как пудовая гиря.

Стук тревожный в груди, то ли вой, то ли лай,

Чем поэзия глубока

Чем поэзия глубока.

Чем поэзия глубока?
Тем, что строки напевностью слиты,
Восприятьем чиста и легка,
Разрушает привычек граниты.
Эти строки – сомнений резон,
Эти рифмы – доверенность счастья.
И опять мы идем на поклон,
Как молитвы читаем причастья.
Пониманье – вот строк этих свет,
Осознанье даровано ритмом.

Журавль и синица

Журавль и синица

Люди возвращаются друг к другу,
И, порой, надеются на чудо,
Когда горечь, пелена сомнений
Покрывала свет былых видений.
Где стена не обретённой страсти?
Там, где жизнь сплетается с ненастьем,
Но надежды путь неисчерпаем,
И судьба воспринята лишь краем.
И синица улетит далёко,
И журавль взлетает одиноко.

RSS-материал