Философская лирика

Удачный выбор

Проникают в душу
Ласковые волны.
Пасмурно на небе.
Солнечно внутри.

Беды все снаружи.
А с меня довольно.
Я для чувств не мебель.
Мир хандрой сорит.

И обиды душат.
Давит гнев безмолвный.
Страхов злая небыль
Где-то там горит.

Только я не трушу.
Разум мой спокойно
Выбрал новый жребий –
Счастья колорит.

Быть может, никто никогда не узнает об этом...

Быть может, никто никогда не узнает об этом,
Но все ж, я хочу постараться быть нужной.
Я не желаю жить по чужим заветам,
Хочу покрываться волной жемчужной.

Пускай говорят, что в жизни нет истины,
Что в мире нет ничего святого.
Я пойду следом только за оптимистаими,
Искрясь фонарями свободного слова.

Быть собой

Быть собой совсем не трудно.
Не сложней чем быть другим,
Но значительно уютней.
Только тут необходим
Разум свой. И свой характер
Тоже очень нужен, кстати,
Для того чтоб быть собой.

И желания и чувства,
Мнений красочный набор...
Только, если их не густо
В человеке с давних пор,
В голове туман и ветер
И душой совсем бесцветен,

Пелена

Не вижу в вас людей я,
Я вижу тело без души.
Свернувшие с пути познания,
Продав всю душу за гроши.

Скрываясь под эгидой человечьей,
Находится все тот же зверь.
Скулит собака без увечий,
Дадут поесть, а после выставят за дверь.

Удавку натянули вы на шею, - вот беда.
Может увидимся еще, а может никогда...

Я волк.

Я предан всем и предан всеми,
Меня не любят, не хранят
В душе своей, а горд я теми,
Кто в минуту смерти защитят.

В памяти я не задерживаюсь надолго,
Лишь максимум месяц... и вот я никто!
Конечно, кому вообще есть дело до волка?
Ведь по сравнению с людьми я ничто...

Мне больно это осознавать, но позже

Сон для взрослых

...куда-то падала по новой.
И просыпалась.
В полвторого
приоткрывала рот бордовый,
в котором не было ни слова.
Затем плыла средь белогрудых
живых барашков одеяла.
Густая тьма в преддверьи утра
казалась мне девятым валом.
Смотрела сон для взрослых (в мире
навряд ли сыщется суровей).
Смотрела сон:

Я не верю

Я не верю «лучшему» на свете
И «дурному» вряд ли улыбнусь.
Первый луч стремится стать последним,
Если время замкнуто на грусть.
Ковылять трудней, чем сидя ехать,
Но зато нет пролежней души.
Всё в порядке с Куклой-человеком,
Остаётся голову пришить.
Через чувства вздыбливаем вечность,
Нет в любви понятия — цейтнот.

Облик

Рыжеволосая девчонка,
Свой взгляд ты прячешь от меня;
Бывает все же так не ловко,
Когда стесняю я тебя.

Мой взор берёт пейзаж чудесный;
А твой метает вновь и вновь,
Порой находит свет прелестный,
А после окунает в кровь.

Оковы бременем таинственным закрыты,
Но знаешь ты ˗˗ не на всегда;

Ночные гости

Часто снится мне сон...а, быть может,
Это вовсе не сон, а явь -
Будто, годы свои, что прожил
Я обратно зову смеясь.

Деревянная дверь нараспашку.
За накрытым столом жду гостей,
И приходят в нарядных рубашках
Силуэты минувших дней...

Их родные, милые лица
Освещают мою темноту.
От того-то и сердце искрится.

Перед сном

Покуришь перед сном и дремлешь сладко.
Покуришь перед сном - не так грустишь.
Как будто бы о жесть консервной банки,
закат тушил "бычки" о скаты крыш.
И пахло дымом и, казалось, даже
чуть-чуть палёной кожей.
Облака,
от города сибирского подальше
бежавшие, искали Ашхабад.
Обёрнутые мягким синтепоном,

RSS-материал