Философская лирика

Наслаждение

Предисловие:
Высшие силы (темные или светлые) манипулируют нами через наслаждения

*
В плену греховных наслаждений
Не замечаем иногда
как гаснет яркость впечатлений,
Как загрязняется душа.

Грубеет тонкость восприятий,
Слабеет совести струна,
Сигнал стихает угрызений,
Все чувства застит пелена.

Опять бессонница

На волшебную силу надежд
Навалилась бессонница грудью.
Воздух был упоительно свеж,
Словно ветреный паж травоблудья.

Ночь пришла с одиночеством в дом.
Раскроила пространство на кельи.
Мимо окон тянулись гуртом
Сновидений чужих внеземелья.

Невидимкой скользнула за дверь,
Через стену волшебная сила.

"В начале было слово"

Высшие формы, общаются только на уровне мысли.
"
-
"В начале было слово",
Какой же это бред,
Стоит в начале МЫСЛЬ,
А слово инструмент.

Энергия от мысли
Любая и везде,
Причина всех явлений,
И звука в том числе.

А почему навязан
Подобный примитив
Страх роста нашей мысли
Единственный мотив.

Законы альтруизма

Круг САНСАРЫ

Господь испытывает лучших,
А испытания растут.
Пружиной станет круг сансары
Все по спирали вверх уйдут.

По кругу мчатся люди- пони,
Всецело преданны столбу,
У глаз приманка наслаждений,
Что приколочена ко лбу.

Гуляет строгий надзиратель,
Стреляя громко свищет кнут,
В бока впиваясь обжигает,
Когда к приманке не идут.

Мама

Когда сердце болит,
Вставай и на взлёт!
Жизнь крылья твои
Не зря мастерила!
Помни, что Бог никогда не даёт
борьбы, что Матерям не по силам!

Ты укроешь собой, ты спасёшь,
ты порвёшь.
Ты через что только не проходила.
Нет той реки, что б не переплыла
И стены, что бы Мать не пробила!

Не смотря ни на что, стиснув зубы, терпи.

Оранжевые маки

Приятель подарил мне веерок приметный:
На шёлке вышиты оранжевые маки,
А серебристый фон будто пронизан светом.
На ручке костяной — мистические знаки.
Казалось бы, совсем ненужная вещица,
Но отгоняет духов злых невинной тенью,
И кажется в руках диковинною птицей,
Желанной и любимой, словно цвет весенний.

У раскрытого окна

Стены зала в зеркалах,
Столик, слабо освещённый,
Пятна бликов на коврах,
Свечи в люстрах золочёных.
У раскрытого окна —
Гойя с кистью за мольбертом.
В красках солнечных — Она.
Замер миг в холсте бессмертном.
Бархат ночи изменил
Даму с талией осиной,
Волос, платье оттенил
Блеклым сумраком невинно.

Ни под конём, ни на коне...

Что в лоб, что по лбу, всё едино,
Не изменить теченья лет.
Кругом унылая картина,
То тьма её хранит, то свет.
Менялам выдались фаворы,
А я менялою не стал.
Не крал... не уродился вором...
Да, впрочем, заняты места.

Прильни к лицу снежинка-мушка,
Растай... пролейся по щеке.
Я - счастья жизни побирушка
С любовью в сердце-узелке.

Тщета

Закончится сутяжный день...
Свет убежал...
Никчемна тень...
Тщета...

Без лишних вздохов, без обидных слов
она ушла... а что осталось после?
Любовь ли спрятала под сирый кров
Вопросы?
Может рок излишки косит
Поверху глупых, взбалмошных голов?
Полно узлов
На тонкой ниточке судьбы.
И стонут "если б" да "кабы",

Мой добрый гений...

Ольга Сергеевна Василенко Красни
-
Ты где сейчас, мой добрый гений,
Каратель, друг и судия?*
Что без тебя, по сути, я?
Так... ветер странных сновидений.
Когда стираются границы
Меж явью и небытиём,
Покуда время смуты длится,
Мы выживаем лишь вдвоём.
Бунтуют тени под ногами,
Ветра шумят над головой...
Придавливает душу камень...

RSS-материал