Философская лирика

Разворошил ушедшие года

Разворошил ушедшие года.
Ну, вот опять неймётся без причины,
И бестолковых мыслей череда
Затянута в ночные крепдешины.

Чернильный плюш скукожился, провис,
Отгородив убогие подмостки.
Сейчас, сейчас я выбегу «на бис»
И упаду на плачущие доски.

Дурашливо, как будто невзначай.
Уже давно играя понарошку

Спасите меня

Наконец поняла, что устала не от безделья и не от тоски,
А от себя.
И снова из соц. сетей в соц. сети.
Я запуталась в этой паутине.
Спасите меня.
Залипая в экран, проживаем лучшие года.
Я бросаю тех, кто мне нужен
И гоняюсь за теми, кому я не нужна.
Остановите эти карусели.
Мне тошно от того, кем стала я.

Полны чудес его карманы

Он продает вчерашний день,
Полны чудес его карманы:
Стихов наивных томик рваный
И механический олень.

А мне и надо-то всего,
Что клятв неданных-слов не взятых
Из черно-белого кино,
Приснившегося нам когда-то.

Он скажет: «В шляпу не поймать
Того, что мы не отпустили…
Несказанному не бывать…»

Где твоя нить?

Где твоя нить, где тонкий волосок,
В который веришь, вглядываясь в бездну?
Кто отмеряет золотой песок
Для нас, когда придет пора исчезнуть?

Лови звезду, лови за рыбий хвост,
Лети до дна, закаты обгоняя.
Но лишь когда сожжен последний мост,
Своей свободы цену мы узнаем.

Теперь тебя без маски не узнать

А каждый выбирает пустоту,
В которой легче спрятать все ответы.
И ты качаешься, как будто бы от ветра,
Теряя свои тайны на свету.

Теперь тебя без маски не узнать,
Ты - чистый лист, ты — чье-то отраженье,
И только лишь когда ложатся тени,
Ты в пустоту спускаешься опять.

Еще тысяча серых дней

Еще тысяча серых дней,
Еще тысяча снов без дна.
И мы ждем, что в раскрытом окне
Кто-то мелом раскрасит дома.

Только дождь все смывает со стен,
Только дождь не дает забыть.
И сошедшие с тысячи сцен,
В темноте продолжаем жить.

Нет, ничего не сможем удержать

Нет, ничего не сможем удержать.
А время, будто легкий ветерок,
Сквозит навылет в опаленных ранах.

И каждый день до завтра добежать
Беремся мы, но выстрелом в висок
Бросает нас на землю бездыханных.

Когда потемнеют века

Когда потемнеют века,
С нас взыщут по старым счетам.
И сны из цветного стекла
Не скрыть закаленным щитам.

Сойдем за прохожих — из тех,
Кто тень за себя выдает
На сером асфальте. Не грех,
Что солнце для нас не встает.

Не жаль раскатившихся лиц
В пустынных тоннелях зеркал,
На зов окольцованных птиц

Когда камни станут мягкими

Когда камни станут мягкими,
Мы сбросим глухие щиты и перестанем бояться
Нечаянных точных ударов в фарфоровые сердца.

Когда камни станут мягкими,
Расправит крылья вода, и мечтателям сдастся
Горизонта натянутый луч между пальцев слепого жреца.

Когда камни станут мягкими,
Вмиг ослепнут башни домов, и на маковом поле,

Свет, отраженный от белых башен

Ходит ангел под темным небом
С телескопом наперевес,
Смотрит ангел туда, где не был,
Где из звезд остроносых лес

Перламутровой чуткой птицей,
Перевернутой сверху вниз,
Удивленно на нас косится.
Из притихших ночных кулис.

Как в колодце на самом дне,
В чьем-то сердце нить оборвется,
И повиснет на волоске

RSS-материал