Другие виды

Проводы лета или Развлечения Богов

В который раз проводим лето
Достойно – грустью и дождями.
«Спасибо» - скажем напоследок,
Что было с нами.
Весной, в ответ на диалоги,
О летних планах наших зная,
Раскатисто грозою Боги
Смеялись в мае.
Но мы глухими притворялись,
Тянули руки к чемоданам.
А Боги мудро улыбались
Наивным планам.
Да, Боги эти – юмористы!

После.

Ну и что там после меня останется, кроме кучи грязных осенних листьев?
Да и кому они? - с прожилками стихов или просто записанных мною мыслей.
Ах, вот ещё сундук.
Со сказками,
ласками,
Анютиными глазками и
книгами Льюиса Кэрола.
В общем, всё то, что меня тронуло, ранило, а я взяла и на свой лад переделала.

Мантры

Задержи мою руку. Я-лента под теплыми пальцами.
Кажется
Вся планета сейчас мягким ворсом касается ног.
Ночь
Обнимает за плечи, и голосом старого пастыря
Шепчет мантры река, обнажая песчаное дно.

Убегает, змеясь...Видишь, там, за холмами, излучины?
Тучами,
Словно плотной периной, покрыт вдалеке горизонт.
Стой

Поездка в маршрутке

Поездка в маршрутке

Точка – пересадки остановка,
Вновь маршрут я свой продолжу ловко,
Ну а если выйду на конечной –
Мой маршрут уходит в бесконечность.
Запятая – всё ж не многоточье,
Вижу остановки между строчек,
Где другие в нужном месте сходят
И опять сквозь моего проходят.
Двоеточие – простите, надо выйти,

Анна Иоановна

Жила себе в Курляндии девица,
И вот она уже императрица,
А вот при ней уже и шут Pedrillo,
И сам Бирон, ну надо ж подфартило.
Любила Анна очень пострелять
И представленьями себя позабовлять.

Ну и для государственной заботы
Немного доставляло ей охоты:
Достигли мы Японии, Аляски,
На верность присягнул народ казахский,

Екатерина I

Как пастор Глюк в семейство взял,
То час для Марты не настал.

Лишь русские пойдут в атаку,
Падёт Мариенбурга замок
И понесётся: Шереметев,
Князь Меньшиков - ты в высшем свете;

А вот сам Пётр Первый здесь,-
Давай, все за и против взвесь,
Как голова теперь кружится,
В России ты - императрица!

И Екатеринбург тебе

Связка писем

Он пришёл однажды. Лил сильный дождь –
Барабанил в окна, что было сил.
Протекала крыша, в хозяйстве нож
Затупился вовсе. А он спросил –
Что могу я сделать? Хочу помочь.
Наколоть дрова, повязать снопы?
На порог почти опустилась ночь,
И водой к земле прибивало пыль.
– Ты, сынок, поешь, отдохни, вздремни,

Ангел

Когда по улице с угла
Навстречу Ангел вдруг внезапно –
То в сердце дрожь от высших благ,
И воздух весь вдыхаешь залпом.

Потом глядишь ему вослед:
На крылья – паруса удачи…
Здесь Ангел проходил в обед,
Стирая с лиц морщинки плачей…

Он шёл походкой неземной,
Едва касаясь тротуара:
- Постой, минуточку, постой!

Виноватость

Виноватость

Солнце было голубым, также, как и блёстки на морозном
снегу. И непонятно было, то ли снежинки, - ещё не присоединившиеся
к своим сёстрам на земле отражают этот свет, - или маленький кругляш,
повисший недалеко от горизонта, возвращает тебе сиянье замёрзших
капель.

Спасибо, Господи

Спасибо, Господи, за свет,
Спасибо, Господи, за ночь,
Спасибо, что найти ответ
На мой вопрос ты смог помочь.

RSS-материал