Другие виды

Белая синева

Все белое и сине
И тайное вокруг,
Словно в тончайшем инее
Холодных синих вьюг.

Все утонченно-колкое
И красота так манит,
Прозрачная и тонкая,
И свет вновь оживает.

Печаль неуловимая,
И грусть летит изящно
Неведомо красивая
В том умиленном плаче.

Прекрасно и таинственно.
Мир белой синевы.
У красоты есть истина,

Шокотерапия

Как только ухватит за горло
Жестокая дура тоска,
Упрётся в сознание колом
И в жизнь не захочет пускать.

Надавит на душу коленкой,
Локтями прижмётся к груди,
Поставит меня рожей к стенке,
Я вспомню, что я не один.

Со мной есть моя шоколадка.
А в ней есть изюм и кокос.
И если всё в жизни не сладко,
Вкусняшка решает вопрос.

Человеческие монстры

Оживлял монстров в чужих головах.
Создавал чудовищ из близких людей,
И потом в сотый раз повторял,
Я не со зла, а добра всем хотел!

Благими намерениями вымощена дорога в ад
И я шагаю по этой мостовой.
Столько раз их всех проклинал
И только сейчас осознал, что проклинался собой.

Отдавал своё время за деньги,

Пятница

Давит небо мне на плечи.
Я, как сказочный атлант,
Тяжким грузом изувечен.
Позвоночник свёрнут в бант.

Поясница грустно ноет
И хрустит суставов хор.
Ветер дует - ветер строит
Мне причёску выше гор.

Дождь идёт, но снова мимо.
И автобус ходит с ним.
Увозить не хочет Диму.
Этот день не исправим.

Хорошо, что скоро вечер.

Злая Америка

И тебе говорю Америка
На Россию не стоит лаять тебе
Злая ты стала Америка
И санкции нам твои не нужны
Отдавай-ка ты лучше аляску
Землю родимую нам
Знайте пройдут века и года
А Россия будет великой всегда.

----Память Михаилу Кругу--—

Убили суки дядю Мишу,
И двери дома твоего закрылись.
Преступников найдут, увы, не скоро,
И голос твой мы больше не услышим:
Ты в сорок лет покинул эту землю.

И снова горько плачут небеса,
И я не верю, что дяди Миши больше с нами нет.
Ушёл поэт, а для кого-то муж и папа
Был Михаил под псевдонимом Круг.

Из строк теремок

Из строчек я терем строю
Уютный, как будто в сказке.
А брёвна немного стоят.
Лежат на моём участке.

Всегда под руками масса
Надёжных словечек добрых.
Они матерьял прекрасный.
Из леса познаний собран.

А крышу в строеньи этом
Накрою я рифмой мягкой.
Строитель сродни поэту.
Да только прочней хибарка

Сашка

Сашка из пятой сидит у бетонной стены
Низкого дома на Парковой. К югу от штольни
Тянется лес. У разбитой дороги видны
Стены часовни и скошенный крест колокольни.

Маленький двор, припорошенный первым снежком,
Брошенный мяч, сиротливо притихший в канаве.
Черным крестом над разрушенным старым селом

Дошутился

Кто узнал в этих шутках себя,
Извини! Я не думал обидеть
Никого из девчат и ребят.
И не знал, что вот так оно выйдет.

Я шутил просто так, ни о ком,
Напридумывал всех персонажей.
Даже не было мысли о том,
Что всё это не чистая лажа.

Так что если обиделся ты
В этих шутках себя узнавая,
Ощущаешь злость, ярость и стыд,

Пингвинистость

Бездонное небо ночное.
Сияние звёздных глубин.
Могучие волны покоя.
Я робкий хохлатый пингвин.

Мечтаю нырять и купаться
И клювом кометы ловить
И солнечным светом питаться,
Да только пингвинская прыть

Земной ограничена клеткой
И прутья стальные крепки.
Душе остаются объедки
Из будничной, мелкой реки.

RSS-материал