Другие виды

Кометы и море

У буйного моря бухого
Ни страха, ни совести нет.
Оно подготовлено плохо
К приёму заезжих комет.

Встречает гостей злобным штормом.
Резвится и громко шумит.
Бьёт берег несчастный упорно
И стаями монстров кишит.

И вот подлетают кометы
И видят подобный бедлам.
И падать желания нету,
Туда, где по явным приметам,

Пылают руны древней ворожбы

Пускай для всех невинная забава
Мои слова, и мыслей в них щепОть,
Пронзает небо купол златоглавый
Душа подспудно разрушает плоть.

Я властелин придуманного мира,
Натянут холст, мелькает карандаш,
Сюжет не нов, залатан и застиран,
Но не спешу списать его в тираж.

Мелькают дни, мечты летят на свалку,

трёхмерие

В трёхмерии всё временно -
Ничто не длится вечно…
Держащий ногу в стремени
Не чужд суме заплечной.

Живым (имею мнение)
Не выбраться отсюда.
Но в чудо, тем не менее,
Я верю… А покуда:

Рисую жизнь по-новому -
Незрячему подстать был.
Пегасовы подко́вы гну -
Пупок не надорвать бы.

Душа младенца

Ты гуляла по дорогам звёздным
Собирая лучики в букет,
Вниз смотрела грустно и серьёзно
Десять тысяч долгих, скучных лет.

Там внизу сменялись поколенья.
Жизнь текла обычной чередой.
Судьбы пролетали как мгновенья
Очень интересные порой.

Мир людей обманчиво чудесный
Десять тысяч лет тебя манил.

Асфальт

Серый асфальт на горбатой дороге
Тихо лежит ни о чём не мечтая.
Он безобидный. Один из немногих –
Тех, кто не хочет заветного рая,

Славы и власти и денег бумажных,
Гамбургер, чипсы и толстую пиццу.
Он не желает быть тёплым и влажным.
Нет у асфальта огромных амбиций.

В жизни своей никого не обидел.

Веселится бес

Поржавевший свет
Пылью тронут след,
Покосился крест,
Воронье.
Каплей амулет
Ложь и боль- дуплет
Неокончен квест
Все враньё…

Веры нет богам,
Губы по слогам
Прожевали текст,
Всё ничьё.
Плетью по мечтам,
Воспалился шрам
Мертвецы окрест
Да жульё…

Ночь пролезла в щель
Не выходит хмель,
Бесполезный жест.
Остриё

Фальшь

Времечко разбрасывать каменья истекло.
Вскрыта фальшь бездушного сонета.
Мысли продираются сквозь раму и стекло,
Прочь из оболочки рвётся нетто.

Образы поношенных желаний в «секонд – хенд»
Сдать бы, но мираж не принимают.
Кто же под терпение подсунул гексоген?
Память, на рожон – не при, немая.

Солнце садится

Солнце садится и вечер прекрасен,
Птицы смолкают в ночной тишине.
Сердце боится внезапного счастья,
Словно в чудесном невиданном сне.

Очень он ярок и так непривычен,
Будто меняется вдруг целый мир!
Жизни подарок! И так нетипичен
Мир этот, созданный, но не людьми,

Создан он Богом и создан любовью,

Самомнение

Ходит самомнение
Носик вверх задрав.
В глазоньках затмение,
А на ушках шарф.

Видит, что захочется.
Слышит лишь себя.
И на месте топчется
Ноженьки губя.

Аж ступни в мозоликах.
Только толка нет.
Всё величье нолика –
Инфантильный бред.

Наклонил бы голову
И увидел путь.
Но мозги из олова
Не дают взглянуть.

Первая морщинка

Изучала в зеркале морщины
Юная Ирисочка с биноклем.
Их ещё не видели мужчины.
Лишь один завистливый задохлик

На лице красавицы заметил
Тонкую, изящную полоску.
Рассказал Алёне, Кате, Свете
О морщинке этот недоносок.

Поползли по женским ушкам слухи.
Залетели к Ирочке в сердечко.
И она совсем упала духом.

RSS-материал